КЗ СЗШ№28

Вечера занимательной химии



 
Вечера занимательной химии

Різне

Ее знают повсюду: на заводах и фабриках, стройках и в медицинских учреждениях, на книжных полках и в быту. Она помогает создавать машины и станки, сверхпрочные металлы и стекло, выращивать высокие урожаи. Она хозяйкой вошла в наш дом, одела нас в красивые, нарядные платья.
Всюду она творит чудеса. Вот поэтому и назвали ее сказочным, таинственным именем — волшебница...
Волшебница-химия. Много грамотных, увлекающихся этой наукой люд ей нужно нашему хозяйству, людей, влюбленных в эту трудную, многогранную науку, таких, которые были бы с ней на «ты».
Привить любовь к этой науке должна школа. Учитель должен показать школьнику могущество, перспективность химии. А поможет ему в этом яркий и увлекательный урок, взволнованный рассказ учителя о чудесах химии во время внеклассных занятий.
В этой книге собран материал, который поможет учителю сделать урок интересным, увлекательным. Здесь помещены стихи и факты, рассказы о том, как растет, ширится хозяйство химии.

 
 






Інші книги з цього розділу:
 
 
Досвід Асманської Г.С.

Досвід Асманської Г.С.
Практичне використання різноманітних Інтернет-ресурсів на уроках біології

 
 
 
 Бабий яр

Бабий яр
Все в этой книге – правда. Когда я рассказывал эпизоды этой истории разным людям, все в один голос утверждали, что я должен написать книгу. Но я ее давно пишу. Первый вариант, можно сказать, написан, когда мне было 14 лет. В толстую самодельную тетрадь я, в те времена голодный, судорожный мальчишка, по горячим следам записал все, что видел, слышал и знал о Бабьем Яре. Понятия не имел, зачем это делаю, но мне казалось, что так нужно. Чтобы ничего не забыть. Тетрадь эта называлась «Бабий Яр», и я прятал ее от посторонних глаз. После войны в Советском Союзе был разгул антисемитизма: кампания против так называемого «космополитизма», арестовывали еврейских врачей-"отравителей", а название «Бабий Яр» стало чуть ли не запретным. Однажды мою тетрадь нашла во время уборки мать, прочла, плакала над ней и посоветовала хранить. Она первая сказала, что когда-нибудь я должен написать книгу. Чем больше я жил на свете, тем больше убеждался, что обязан это сделать. Много раз я принимался писать обычный документальный роман, не имея, однако, никакой надежды, что он будет опубликован.

 
 
 
Категорії